Доверенность выдана на Кипре. При каких условиях она действительна в Беларуси?

3 Мая 2019
Доверенность выдана на Кипре. При каких условиях она действительна в Беларуси?

Адвокат Олег Леонидович Любич

Физические и юридические лица Республики Кипр, участвуя в разного характера правоотношениях с субъектами права Республики Беларусь, не только совершают сделки, но также в различном процессуальном положении участвуют в процессах (в частности в гражданском и в хозяйственном). Что касается кипрских организаций, то чаще всего, вступая в отношения с белорусскими контрагентами, а также с судами и иными органами государства, они действуют через представителей, которыми могут быть как иностранные граждане, так и граждане Республики Беларусь.
Формы участия граждан и юридических лиц Республики Кипр в гражданском обороте на территории Республики Беларусь достаточно разнообразны: это и внешнеторговые сделки (в частности, договоры поставки товаров, договоры об оказании услуг, договоры займа, лицензионные договоры, договоры уступки исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности), и приобретение недвижимого имущества, и участие в хозяйственных обществах. При совершении сделок с субъектами права Республики Кипр, действующими через представителей, необходима проверка их полномочий. Она включает в себя не только уяснение содержания (объёма) полномочий представителя, но и то, надлежащим ли образом оформлена доверенность, и не истёк ли срок её действия. Если доверенность выдана и удостоверена нотариусом на территории Республики Беларусь, оценка её содержания и формы не представляет сложности. Иное дело - когда представитель предъявляет доверенность, оформленную на Кипре.
Когда речь идёт об использовании иностранной доверенности на территории Республики Беларусь, всегда следует исходить из того, что в силу ст. 1117 Гражданского кодекса Республики Беларусь (ГК) форма и срок действия доверенности определяются по праву страны, где выдана доверенность, однако доверенность не может быть признана недействительной вследствие несоблюдения формы, если последняя удовлетворяет требованиям права Республики Беларусь.
Для начала - о сроке действия доверенности. Срок действия доверенности, выданной на территории Республики Кипр, определяется по праву этого государства. Говоря о сроке действия кипрской доверенности, обратим внимание на следующее. Гражданское право Республики Кипр не кодифицировано, и его источником является совокупность законов, принятых в разное время. Большинство его институтов основано на английском праве (включая право бывших британских колоний). Некоторые из ныне действующих законов приняты в то время, когда Кипр был британской колонией (до 1960 года). Мы не найдём в законах Кипра ни легального определения доверенности, ни привычного нам регулирования порядка её подписания и удостоверения, прекращения действия доверенности, а также срока, на который она может быть выдана (как ст.ст. 186-190 ГК).
Доверенность, оформленная на Кипре, может быть выдана на любой определённый срок, но может быть бессрочной либо действующей до наступления определённого события. Последнее вытекает из ст. 161 кипрского Закона о договоре 1957 года (Contract, Chapter 149 of the Laws), согласно которой агентство прекращается доверителем путём отмены; или агентом путём отказа от поручения; завершением исполнения поручения агентом; смертью или душевной болезнью принципала или агента; объявления принципала банкротом или неплатежеспособным в соответствии с положениями любого действующего в это время закона, относящегося к банкротству или неплатежеспособности. Ст. 167 того же Закона устанавливает, что отмена и отказ могут быть явно выражены или могут подразумеваться в поведении соответственно принципала или агента.
Действие указанных норм кипрского права распространяется на доверенности, выдаваемые как физическими лицами (individuals), так и юридическими (legal entities).
Применительно к доверенностям, выдаваемым компаниями, источником правового регулирования является также Закон о компаниях 1951 года (Companies, Chapter 113 of the Laws), в который Законом 99(I)/2009 от 24 июля 2009 года внесены изменения, согласно которым наличие у компании печати и, соответственно, проставление её оттиска на документах компании перестало быть обязательным. Кипрские компании могут (именно могут, но не обязаны) использовать как рельефные, так и мастичные печати. Наряду с общей печатью (common seal) компании могут использовать специальные печати для использования за границей, содержащие дополнительное указание местности, в которой она используется. Упоминания о печати в Законе о компаниях сохранились, но указаний на обязательность использования печати нет.
Ст. 35 Закона о компаниях в действующей в настоящее время редакции устанавливает следующее правило: любой документ, подписанный от имени компании, на Кипре или в другом месте, любым лицом, действующим на основании явно выраженных или подразумеваемых полномочий, имеет такую же силу, как если бы он было скреплён общей печатью компании. В случае, если компания выбирает использование своей печати, печать должна использоваться в соответствии с учредительным документом - статьями ассоциации компании (Articles of association).
Согласно ст. 37 Закона о компаниях, документ или иск, требующий удостоверения компанией, может быть подписан директором, секретарем или иным уполномоченным должностным лицом компании и не требует скрепления корпоративной печатью. Кроме того, ст. 81 Приложения «Table A» к Закону о компаниях, регламентирующего управление компанией с ограниченной ответственностью, не являющейся частной компанией, устанавливает, что директоры могут время от времени и в любое время по доверенности назначить компанию, фирму или лицо или объединение лиц, будь то номинирован прямо или косвенно директорами, быть поверенным или поверенными компании для таких целей и с такими полномочиями, полномочия и свободного принятия решений (не более тех, которые принадлежат или осуществляются директорами), на такой срок и на таких условиях, какие они сочтут целесообразными, и любые такие доверенности могут содержать такие положения о защите и удобстве лиц, с которым поверенный вступает в отношения, какие сочтут уместными директоры, а также может разрешить любому такому поверенному делегировать все или любые из полномочий, возложенных на него. Аналогичное положение содержится в статье 35 приложения «Table C» к Закону о компаниях, регламентирующего содержание меморандума и статей ассоциации компании, ответственность которой ограничена гарантиями её участников, и не имеющей акционерного капитала.
Таким образом, наличие оттиска печати компании на доверенности, выданной на Кипре, не является обязательным условием её действительности. Поэтому доверенность, подписанную директором, секретарем или иным уполномоченным должностным лицом компании, следует считать выданной в порядке, который установлен кипрским правом. Любой документ, исходящий от кипрской компании, может быть единолично подписан уполномоченным лицом, и это лицо - не обязательно директор компании. Учредительными документами компании (статьями ассоциации) может быть предусмотрен особый порядок подписания документов: например, двумя должностными лицами компании либо одним уполномоченным лицом и свидетелем или двумя свидетелями. Однако Закон о компаниях таких требований не содержит. Тем не менее, по-прежнему широко практикуется скрепление документов (в частности, доверенностей) двумя-тремя подписями (например, директора и двух свидетелей или двух директоров и секретаря компании) и общей печатью компании, даже если этого не требуют статьи ассоциации. Сказанное относится не только к доверенностям кипрских компаний, но и к выдаваемым на Кипре доверенностям компаний других государств, законы которых не предусматривают обязательного скрепления печатью документов компании. Так, например, британский Закон о компаниях 2006 года (Companies Act 2006, Chapter 46) устанавливает для компаний Англии, Уэльса и Северной Ирландии такие правила. Согласно п. 1 ст. 45 этого Закона, компания может, но не обязана иметь общую печать. В соответствии со ст. 44 того же Закона документ считается оформленным компанией, если он скреплён общей печатью или подписан двумя уполномоченными лицами либо директором компании в присутствии свидетеля. Уполномоченным лицом считаются каждый директор компании и секретарь компании. Документ, подписанный перечисленными лицами, имеет такую же силу, как если бы он был скреплён печатью. Ст. 48 вышеупомянутого Закона содержит говорку для компаний Шотландии (устанавливает особое правило, являющееся частью только шотландского права): несмотря на положения любого закона, компании не обязательно иметь печать.
В связи с этим возникают вопросы: достаточно ли такого порядка оформления доверенности (без оттиска печати) для признания её в Республике Беларусь? Требуется ли легализация доверенности, выданной на Кипре, для использования её на территории нашего государства? Ответ на этот вопрос следует искать в международном праве. В силу ст. 27 Венской конвенции о праве международных договоров её участник не может ссылаться на положения своего внутреннего права в качестве оправдания для невыполнения им договора. В соответствии со ст. 8 Конституции Республики Беларусь Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства. В соответствии с частью второй ст. 36 Закона от 23 июля 2008 года № 421-З «О международных договорах Республики Беларусь» нормы права, содержащиеся в международных договорах Республики Беларусь, подлежат непосредственному применению, кроме случаев, когда из международного договора следует, что для применения таких норм требуется принятие (издание) нормативного правового акта, и имеют силу того нормативного правового акта, которым выражено согласие Республики Беларусь на обязательность для нее соответствующего международного договора. И Республика Беларусь, и Республика Кипр являются участниками Конвенции, отменяющей требование легализации иностранных официальных документов (Гаагская конвенция 5 октября 1961 года). Правопреемство Республики Беларусь в отношении этой Конвенции подтверждена Постановленим Президиума Верховного Совета Республики Беларусь от 3 июня 1992 года № 1704-XII «О процедуре правопреемственности Республики Беларусь в отношении международных договоров бывшего Союза ССР» В силу ст. 2 Гаагской конвенции 1961 года каждое из договаривающихся государств освобождает от легализации документы, на которые распространяется Конвенция и которые должны быть представлены на его территории. Таким образом, консульская легализация доверенности, выданной на Кипре, для признания её на территории Республики Беларусь не требуется. В силу ст. 3 Конвенции единственной формальностью, которая может быть потребована для удостоверения подлинности подписи, качества, в котором выступало лицо, подписавшее документ, и, в надлежащем случае, подлинности печати или штампа, которыми скреплен этот документ, является проставление апостиля. Строго говоря, апостиль проставляется не на доверенность как таковую, а на удостоверительный акт, совершённый уполномоченным лицом в месте её выдачи и придающий документу официальный статус в смысле Конвенции.
Но и проставление апостиля при некоторых условиях не является обязательным для признания в Республике Беларусь доверенности, выданной на Кипре, поскольку ст. 15 Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Республикой Кипр о правовой помощи по гражданским и уголовным делам, заключенный в г. Москве 19 января 1984 года, в отношении которого правопреемство Республики Беларусь подтверждено ст. 12 Соглашения о создании Содружества независимых государств и нотой Министерства иностранных дел Республики Беларусь от 1 ноября 1996 года № 12/11640, устанавливает следующие правила:
1. Документы, которые выданы или засвидетельствованы по установленной форме и скреплены официальной печатью компетентного государственного учреждения или должностного лица одной из Договаривающихся Сторон, не требуют на территории другой Договаривающейся Стороны какого-либо удостоверения. Это относится также к подписям на документах и подписям, засвидетельствованным по правилам одной из Договаривающихся Сторон.
2. Документы, которые на территории одной из Договаривающихся Сторон рассматриваются как официальные документы, пользуются и на территории другой Договаривающейся Стороны доказательной силой официального документа.
Из этого следует, что документ, засвидетельствованный в соответствии с правилами, установленными в Республике Кипр, не требует удостоверения в Республике Беларусь. Говоря о порядке засвидельствования документов или подписей на Кипре, следует обратить внимание на то, что в этой стране нет нотариата. Действия, аналогичные нотариальным, а именно - удостоверение принадлежности определённому лицу подписи или печати - совершаются уполномоченными на то государственными служащими («удостоверяющими служащими»), действующими на основании Закона об удостоверяющих служащих 1907 года (Certifying officers, Chapter 39 of the Laws). Удостоверяющие служащие назначаются министром внутренних дел для совершения удостоверительных действий в определённом месте или районе. Документ, подпись на котором заверена «удостоверяющим служащим», не требует удостоверения в нашем государстве. Это и есть то условие, при котором нет необходимости не только в консульской легализации доверенности, но и в апостиле. Тем не менее, на практике часто проставляют апостиль на кипрские документы, включая доверенности, засвидетельствованные «удостоверяющими служащими». Тем не менее, отсутствие апостиля на документе, надлежащим образом засвидетельствованном на Кипре уполномоченным должностным лицом, в том числе «удостоверяющим служащим», не препятствует признанию документа имеющим юридическую силу на территории Республики Беларусь. Остаётся открытым вопрос о признании доверенности, совершённой в простой письменной форме без скрепления печатью. Согласно п. 5 ст. 186 ГК, доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это его учредительными документами, скрепленной печатью этой организации. Однако, в силу ст. 1117 ГК, отсылающей к праву государства, в котором выдана доверенность, ст. 186 ГК не применяется к доверенности, выданной за границей. Таким образом, требование скрепления печатью подписи лица, выдавшего на Кипре доверенность от имени юридического лица, не имеет под собой законных оснований. Выдача на территории Кипра доверенности юридического лица в простой письменной форме без скрепления подписи печатью не противоречит праву Республики Кипр, однако можно предвидеть немалые трудности при использовании такой доверенности на территории республики Беларусь, если лицо, которому она предъявляется, не обладает достаточными познаниями в кипрском праве и практике его применения или сомневается в гражданской правоспособности лица, от имени которого выдана доверенность, либо в полномочиях лица, подписавшего доверенность. Поэтому, несмотря на изложенные выше доводы в пользу признания действительной доверенности, не содержащей оттиска печати, представляется целесообразным избегать использования выданных на Кипре доверенностей, подписи на которых не скреплены печатями компаний или не засвидетельствованы «удостоверяющими служащими».

Сказанное выше относится к доверенностям, содержащим полномочия на совершение сделок. Не столь очевидна ситуация с доверенностями, предусматривающими полномочия на представительство в процессе. Есть ли основания для применения к ним норм материального права? Представляется, что закон не даёт оснований считать процессуальную доверенность сделкой в том смысле, какой это понятие вкладывает определение сделки, закреплённое в ст. 154 ГК: действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.
Процессуальная доверенность не порождает гражданских прав и обязанностей, но лишь наделяет представителя процессуальными полномочиями. Это документ, являющийся формой, в которую облекается правораспорядительное действие в публично-правовых (процессуальных) отношениях. Наделение судебного представителя процессуальными полномочиями на совершение действий от имени представляемого связано с защитой гражданских прав представляемого, не тождественно вышеупомянутой односторонней сделке, порождающая гражданские права, а именно - доверенности в смысле ст. 186 ГК. От доверенности на совершение сделок процессуальную доверенность отличает как публично-правовой характер отношений, с которыми она связана, так и характер предоставляемых полномочий.
Процессуальное законодательство (Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь /ГПК/, Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь /ХПК/, Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях /ПИКоАП/) не регламентирует, в отличие от ГК, срок действия доверенности. Поэтому процессуальная доверенность, выданная на Кипре, должна признаваться действительной как при указании в неё любого срока действия, при указании на бессрочный характер, так и при отсутствии в ней указания на срок действия.
Что касается формы, то в отношении доверенностей, выдаваемых на Кипре физическими лицами на представительство в общих судах Республики Беларусь, следует руководствоваться следующим.
В соответствии с частью первой ст. 72 ГПК представителем в суде может быть дееспособное лицо, имеющее надлежащим образом оформленное полномочие на ведение дел в суде, за исключением лиц, перечисленных в статье 73 ГПК, согласно которой представителями в суде не могут быть:
1) лица, не достигшие совершеннолетия, кроме несовершеннолетних родителей - по делам своих детей;
2) лица, признанные в установленном законом порядке недееспособными или ограниченно дееспособными;
3) судьи, следователи и прокуроры, кроме тех случаев, когда они участвуют в деле в качестве законных представителей недееспособных лиц, либо представителей суда, прокуратуры, либо другого органа расследования.
Чаще всего в качестве представителей физических лиц в гражданском процессе выступают адвокаты, близкие родственники, а в делах о защите прав потребителей также уполномоченные организаций, осуществляющих защиту прав потребителей.
Адвокат представляет суду удостоверение адвоката и доверенность, оформленную в простой письменной форме, или ордер (часть третья ст. 75 ГПК). Однако, согласно части первой ст. 76 ГПК, письменные доверенности, выдаваемые гражданами иным представителям (не являющимися адвокатами), удостоверяются в нотариальном порядке. ГПК не содержит указаний на то, что доверенности, выдаваемые за границей, должны оформляться иначе, нежели доверенности, выдаваемые на территории Республики Беларусь.
Что касается доверенностей на представительство в общих судах Республики Беларусь, выдаваемых на Кипре юридическими лицами (компаниями), следует иметь в виду, что, согласно части второй ст. 76 ГПК, доверенности от имени юридических лиц выдаются за подписью их руководителя или иного лица, уполномоченного на это учредительными документами юридического лица, скрепленной печатью. На наш взгляд, нет оснований для применения к таким процессуальным доверенностям нормы материального права, а именно - ст. 1117 ГК, согласно которой форма доверенности определяется по праву страны, где она выдана. Скрепление подписи печатью относится именно к письменной форме, является одним из её факультативных элементов. Вместе с тем ст. 76 ГПК не даёт оснований и для утверждения о том, что её действие распространяется на доверенности, выданные за границей. А доверенность, выданная на Кипре, может быть в простой письменной форме без скрепления подписи печатью.
Ст. 543 ГПК устанавливает, что, если международным договором Республики Беларусь установлены иные правила, чем те, которые содержатся в законодательстве о гражданском судопроизводстве Республики Беларусь, применяются правила международного договора Республики Беларусь. Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Республикой Кипр о правовой помощи по гражданским и уголовным делам не предусматривает в отношении доверенностей изъятия из общего правила о признании документов (ст. 15). Таким образом, в рассматриваемом случае ст. 543 ГПК не позволяет найти решение проблемы через применение международного договора.
Как разрешить это противоречие? Представляется, что ясность в данный вопрос может и должна быть внесена законодателем путём внесения соответствующих изменений в ГПК. Необходимо ясное и недвусмысленное указание либо на то, что форма доверенности определяется по праву страны, где она выдана, либо ясное и недвусмысленное указание на то, в какой форме должна быть составлена доверенность, выданная за границей. Последнее представляется более сложным решением, поскольку, как отмечено выше, порядок удостоверения доверенностей может различаться в разных национальных правовых системах (в частности, как отмечено выше, не во всех государствах существует нотариат).
Согласно части первой ст. 243 ХПК, документы, выданные, составленные или удостоверенные по установленной форме компетентными органами иностранных государств за пределами Республики Беларусь согласно законодательству иностранных государств в отношении юридических лиц, индивидуальных предпринимателей и граждан Республики Беларусь или иностранных юридических лиц, иностранных граждан и лиц без гражданства, принимаются хозяйственными судами в Республике Беларусь при наличии их легализации или проставления апостиля, если иное не установлено международным договором Республики Беларусь. В рассматриваемом случае применению подлежит Договор между Союзом Советских Социалистических Республик и Республикой Кипр о правовой помощи по гражданским и уголовным делам. Из этого следует, что доверенности, засвидетельствованные на Кипре «удостоверяющими служащими», принимаются экономическими судами Республики Беларусь без легализации или апостиля. Можно ли из этого сделать вывод о том, что в признании доверенности, выданной на Кипре, подписанной уполномоченным лицом и даже скреплённой печатью компании, может быть отказано по причине несоответствия её формы требованиям части второй ст. 78 и ст. 243 ХПК? Согласно части второй ст. 78 ХПК доверенность, выданная представителю, должна быть подписана лицом, правомочным выдавать такие доверенности, и оформлена в соответствии с законодательными актами. Применительно к процессуальной доверенности требование скрепления подписи печатью законодательными актами не установлено. Нет оснований для применения нормы материального права (п. 5 ст. 186 ГК), согласно которой доверенность от имени юридического лица выдается за подписью его руководителя или иного лица, уполномоченного на это его учредительными документами, скрепленной печатью этой организации. Ст. 186 ГК устанавливает требования к форме доверенности на совершение сделок. Именно это со всей очевидностью вытекает из п. 1 ст. 186. Указаний на применение гражданско-правовых норм, регламентирующих порядок выдачи доверенности, к доверенностям, выдаваемым на процессуальное представительство, не содержат ни ГК, ни процессуальные кодексы. Нет оснований ни для субсидиарного применения норм ГК, ни для применения аналогии. Практика, однако, идёт по пути признания экономическими судами Республики Беларусь надлежащей формой доверенности, выдаваемой юридическим лицом, подписание её уполномоченным лицом и скрепление его подписи печатью. В течение длительного времени формировался «культ печати». Однако это лишь дань традиции, инерция, не имеющая под собой реального правового основания. Преодоление старого стереотипа - дело трудное, но не невозможное.
Впрочем, необходимо учитывать, что доказывание суду факта отсутствия у иностранной компании печати, как и соответствия этого факта закону государства, на территории которого она учреждена, может представлять собой немалую практическую сложность.
Доверенность является документом. подтверждающим полномочия представителя и защитника в административном процессе.
В соответствии с п. 1 ст. 4.4. ПИКоАП представлять интересы юридического лица, в отношении которого ведется административный процесс, или юридического лица, являющегося потерпевшим, вправе адвокаты, руководитель юридического лица или работник юридического лица по делам этого лица, иные лица, осуществляющие представительство в случаях, установленных законодательными актами.
В соответствии с ч. 1 ст. 4.5 ПИКоАП оказание юридической помощи, защиту прав, свобод и законных интересов физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, может осуществлять защитник, а оказание юридической помощи потерпевшему, а также физическому лицу - индивидуальному предпринимателю, в отношении которого ведется административный процесс, - представитель. Ч. 2 ст. 4.5 ПИКоАП определяет, кто может быть защитником в административном процессе: это адвокаты, являющиеся гражданами Республики Беларусь; адвокаты, являющиеся гражданами других государств, - в соответствии с международными договорами Республики Беларусь (в настоящее время такую возможность имеют только литовские адвокаты, что предусмотрено частью второй п. 3 ст. 1 Договора между Республикой Беларусь и Литовской Республикой о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам). По ходатайству физического лица, в отношении которого ведется административный процесс, в качестве защитника по постановлению органа, ведущего административный процесс, может быть допущен один из близких родственников либо законных представителей лица, в отношении которого ведется административный процесс.
Согласно ч. 2 ст. 4.4 ПИКоАП полномочия представителя юридического лица подтверждаются доверенностью, оформленной в соответствии с законодательством, или документами, удостоверяющими его служебное положение и дающими право представлять интересы юридического лица без доверенности.
В силу п. 3 ст. 4.5 ПИКоАП полномочия адвоката подтверждаются удостоверением адвоката и доверенностью, оформленной в простой письменной форме, или ордером. Полномочия иного лица, оказывающего юридическую помощь, удостоверяются доверенностью, оформленной в соответствии с законодательством.
ПИКоАП не содержит указаний на необходимость нотариального или какого-либо иного удостоверения доверенности, подтверждающей полномочия адвоката, участвующего в административном процессе в качестве представителя или защитника. Отсутствует требование нотариального или какого-либо иного удостоверения доверенности, подтверждающей полномочия представителя юридического лица в административном процессе. Представляется, что указание в ч. 2 ст. 4.4. ПИКоАП на доверенность, оформленную в соответствии с законодательством, не является отсылкой к праву государства, на территории которого она выдана, а потому можно предположить, что форма доверенности должна соответствовать требованиям законодательства Республики Беларусь. Однако ПИКоАП не устанавливает требований к форме доверенности, подтверждающей полномочия представителя юридического лица. В то же время ПИКоАП не даёт оснований для субсидиарного применения норм ГК, регулирующих порядок выдачи доверенности. Нет оснований и для применения по аналогии нормы, содержащейся в п.3 т. 4.5 ПИКоАП, согласно которой доверенность адвокату выдаётся в простой письменной форме. Таким образом, приходится констатировать наличие правовой неопределённости в отношении формы доверенности, выданной юридическим лицом за границей. Остаётся лишь рекомендовать во избежание отказа в допуске к участию в административном процессе представителя юридического лица, доверенность которому выдана за границей, оформлять доверенность, скрепляя подпись уполномоченного лица печатью. В случае выдачи доверенности на Кипре этого будет достаточно. В иных случаях, в зависимости от того, на территории какого государства выдана доверенность, для её признания органом, ведущим административный процесс в Республике Беларусь, потребуется апостиль или консульская легализация.

Имеет свои особенности оформление полномочий представителя в налоговых отношениях. Часть вторая п. 2 ст. 27 Налогового кодекса Республики Беларусь (далее - НК), в отличие от процессуального законодательства, устанавливает, что уполномоченный представитель плательщика - физического лица осуществляет свои полномочия (за исключением правоотношений, связанных с осуществлением административных процедур налоговыми органами) на основании нотариально удостоверенной доверенности или доверенности, удостоверенной в порядке, установленном пунктом 3 и частью первой пункта 4 статьи 186 ГК. Итак, в силу указанной нормы, несмотря на то, что налоговые отношения являются по публичными по своей природе, к регулированию оформления налогового представительства плательщиков-физических лиц субсидиарно применяются вышеупомянутые нормы ГК, то есть частного права (в том, что касается формы доверенности, включая порядок удостоверения подписи представляемого лица).
В отношении организаций часть первая п. 2 ст. 27 НК предусматривает иное: уполномоченный представитель плательщика-организации осуществляет свои полномочия на основании доверенности, выдаваемой в порядке, установленном актами законодательства.
Что касается доверенностей, выдаваемых за границей плательщиками-иностранными организациями, то наряду с п. 2 ст. 27 НК следует руководствоваться также п. 4 ст. 66 НК, который устанавливает следующее правило. Документы, выданные на территории другого государства, представляемые для постановки плательщика на учет в налоговом органе, должны быть оформлены в соответствии с законодательством этого государства. В налоговый орган представляются оригиналы и (или) в установленных законодательством случаях копии документов, удостоверенные компетентными органами иностранных государств (либо судами, либо нотариусами (нотариальными конторами), либо иными компетентными органами иностранных государств). Эти документы (оригиналы, в установленных случаях - копии документов) должны быть легализованы в дипломатических представительствах или консульских учреждениях Республики Беларусь, если иное не предусмотрено международными договорами Республики Беларусь. Однако иное, как отмечено выше, предусмотрено ст. 15 Договора между Союзом Советских Социалистических Республик и Республикой Кипр о правовой помощи по гражданским и уголовным делам. Таким образом, документы, выданные государственными органами Республики Кипр, а также выданные на Кипре от имени компаний доверенности, подписи на которых заверены «удостоверяющими служащими», не требуют ни легализации, ни апостиля. Однако выданная на Кипре доверенность в простой письменной форме, независимо от того, скреплена ли подпись уполномоченного лица печатью компании, не может быть принята в качестве документа, подтверждающего полномочия представителя плательщика в отношениях с налоговыми органам Республики Беларусь.

В завершение следует обратить внимание на следующее. Содержание иностранной доверенности, а именно - обозначение действий, на совершение которых она выдана, не должно противоречить законодательству государства, в котором предполагается осуществление предоставляемых представителю полномочий.
Так, например, несоответствие обозначения в доверенности каких-либо процессуальных действий или процессуальных документов терминологии ГПК, ХПК или ПИКоАП, даёт основание считать не предоставленными представителю неправильно поименованные процессуальные полномочия. Не могут считаться предоставленными и полномочия, перечисленные в доверенности, но не предусмотренные соответствующим процессуальным законодательством Республики Беларусь. В любом случае полномочия, не соответствующие законодательству Республики Беларусь, не могут быть реализованы на территории нашего государства.
все публикации