Есть расписка. Но был ли заём?

5 Июня 2019
адвокат Олег Леонидович Любич

Существует расхожее мнение, согласно которому при наличии долговой расписки долг взыскивается «автоматически». Отчасти его можно признать справедливым, но только отчасти. Не во всех случаях это «правило» будет действовать. На практике договоры займа нередко оспариваются ответчиками по безденежности, когда из договора или расписки не усматривается, что деньги были реально переданы заёмщику заимодавцем.

Важно понимать, что расписка как таковая не является сама по себе договором займа. В силу п. 2 ст. 762 Гражданского кодекса Республики Беларусь (ГК) она является одним из возможных документальных подтверждений заключения договора займа, а также его условий, то есть она - документ, удостоверяющий передачу заёмщику заимодавцем определённой денежной суммы или, в случае вещевого займа, определённого количества вещей, определяемых родовыми признаками. При этом факт наличия документа (расписки, письма), содержащего указание на то, подписавшее его лицо обязуется (обещает) передать (возвратить, уплатить) какую-либо сумму денег или передать какое-то количество имущества, определённого родовыми признаками, не лишает заёмщика права оспаривать договор займа. Оспаривая договор, заёмщик может ссылаться на то, что упомянутые в подписанном им документе деньги (имущество) не были в действительности им получены или они были получены, но в меньшем количестве. Следует, однако, иметь в виду, что п. 2 ст. 765 ГК устанавливает правило: если договор займа должен быть совершен в письменной форме, его оспаривание по безденежности путем свидетельских показаний не допускается, за исключением случаев, когда договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы, злонамеренного соглашения представителя заёмщика с заимодавцем или стечения тяжелых обстоятельств.
Согласно части третьей ст. 241 Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (ГПК) ни одно из доказательств (в том числе и долговая расписка) не имеет для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.
Характерным примером успешного оспаривания договора займа по безденежности является гражданское дело, описание которого следует ниже.
К С., работавшему экспедитором в коммерческой организации - УП «Y», был предъявлен иск о взыскании <…> долларов США, а также процентов за пользование чужими денежными средствами. В обоснование своих требований истец А. сослался на полученную им от С. расписку следующего содержания. «Я, <фамилия, инициалы>, обязуюсь вернуть <фамилия, инициалы> <…> долларов США в течение 5 дней после исполнения обязательства по договору № <…> от <… … 20… г.>, <дата, фамилия, имя и отчество лица, выдавшего расписку>.»
В судебном заседании истец А. подержал исковые требования полностью, ответчик С. иск не признал.

Позиция истца

Истец утверждал, что между ним и ответчиком был заключён договор, согласно которому последний обязан вернуть истцу <…> долларов США в течения пяти дней после исполнения обязательства по договору № <…> от <… … 20… г.>. Договор № <…> от <… … 20… г.> заключён между УП «Y» (поставщик) заключило и ООО «Х» (покупатель). Предметом договора является поставка товара, производимого УП «Y». Товар был поставлен поставщиком покупателю, однако покупатель оплатил товар лишь частично. Окончательный расчёт произошёл через один год и семь месяцев после установленного договором срока оплаты. Истец считает договор поставки исполненным с этого момента, и именно с этого момента должен исчисляться срок возврата займа. От возврата ответчику суммы займа истец уклонился. Истец считает, что на указанную им сумму займа в соответствии со ст. 366 ГК подлежат уплате проценты за пользование чужими денежными средствами, размер которых определяется ставкой рефинансирования, установленной национальным банком Республики Беларусь на день исполнения денежного обязательства.

Позиция ответчика

Свои возражения против иска ответчик обосновал следующим образом. Договор займа является реальным. В силу п. 2 ст. 403 ГК, если в соответствии с законодательством для заключения договора необходима также передача имущества, договор считается заключенным с момента передачи соответствующего имущества. Согласно п. ст. 760 ГК, договор займа считается заключенным с момента передачи денег. Расписка, представленная истцом в качестве доказательства заключения договора займа, в действительности является безденежной. Она не содержит соответствующего требованиям п. 1 ст. 760 ГК указания на передачу заимодавцем заёмщику в собственность денег. Вышеупомянутая расписка не является ни договором займа, ни доказательством его заключения. Договор займа истец и ответчик не заключали, не намеревались ни заключать его, ни, тем более, исполнять. Выдача ответчиком расписки, на которую истец ссылается в обоснование своих требований, была обусловлена не договором займа, в действительности не заключённым, а иными обстоятельствами.
УП «Y» (поставщик) заключило с ООО «Х» (покупатель) договор поставки товара, который в соответствии с условиями договора был передан покупателю в месте нахождения последнего. Ответчик, работающий экспедитором УП «Y», доставил товар в место, указанное в договоре, и передал его должностному лицу - директору ООО «Х» (истцу). После разгрузки доставленного товара в месте, указанном покупателем, директор ООО «Х», несмотря на фактическую передачу доставленного товара, отказался подписывать товарно-транспортную накладную, тем самым умышленно создавая необоснованные препятствия законной хозяйственной деятельности УП «Y», а именно – получению платежа за товар, причитавшегося ему по договору поставки.
Угрожая наступлением неблагоприятных для УП «Y» последствий - неподписанием товарно-транспортной накладной, подтверждающей передачу покупателю товара во исполнение договора поставки, истец потребовал передачи ему не предусмотренного договором вознаграждения в сумме <…> долларов США за то, что ООО «Х» заключило договор поставки с УП «Y».
Не имея намерения безосновательно передавать истцу не предусмотренное договором вознаграждение, уплаты которого он требовал, ответчик, находясь перед реальной угрозой отказа истца от подписания товарно-транспортной накладной, надлежащим образом оформленной грузоотправителем в связи с надлежаще исполненной поставкой товара, был вынужден выдать истцу безденежную расписку на сумму 2 800 долларов США без фактической передачи истцом ответчику указанной выше суммы в иностранной валюте ни в качестве займа, ни в каком-либо ином качестве. Написанная по требованию и под диктовку истца расписка была дана вынужденно, исключительно с целью избежания неблагоприятных последствий, а именно – с целью получения подписи истца на товарно-транспортной накладной и проставления на товарно-транспортной накладной оттиска печати ООО «Х» в подтверждение передачи товара поставщиком покупателю. Какую-либо общую цель ответчик и истец при этом не преследовали. Воля сторон не была согласована и не была направлена на возникновение и исполнение обязательства. И ответчик, и истец осознавали, что в действительности обязательство займа не возникло.
Между ответчиком и истцом никогда не было никаких личных и имущественных отношений. Ответчик и истец не были знакомы и не встречались до того, как ответчиком был доставлен товар, поставленный на основании договора между УП «Y» и ООО «Х». У ответчика не было никаких причин брать у истца взаймы <…>долларов США, как и у истца не было никаких разумных причин давать взаймы <…> долларов США незнакомому человеку, проживающему в другом городе
Текст расписки, представленной суду истцом в качестве доказательства заключения договора займа, не позволяет установить вид обязательства, а также и сам факт его существования. Расписка не содержит указания ни на передачу истцом ответчику 2 800 долларов США, ни на получение ответчиком указанной денежной суммы в иностранной валюте. Из содержания расписки не вытекает существование заёмного обязательства, поскольку слова «заём», «получил», «заимодавец» и «заемщик» в ней не использовались. Расписка не даёт возможности установить действительное содержание отношений между истцом и ответчиком. Невозможно идентифицировать упомянутый в расписке договор, поскольку в ней не указаны ни стороны договора, ни его предмет. Расписка не является формой соглашения сторон, которое свидетельствовало бы об их волеизъявлении, направленном на возникновение заемного обязательства.
Если исходить из того, что содержащиеся в расписке слова «в течение 5 дней после исполнения обязательств по упомянутому в ней договору» являются отлагательным условием, то следует придти к выводу о том, что отлагательное условие надлежащим образом не согласовано. Таким образом, расписка носит абстрактный характер, в силу чего она не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства возникновения и существования обязательства займа.
Ответчик заявил также об истечении срока исковой давности, мотивируя это с следующим. В расписке указан срок передачи возврата <…> долларов США в течение дней после исполнения обязательств по договору № <…> от <… … 20… г.> . таким образом, исчисление этого срока поставлено в зависимость от действий истца, являющегося директором ООО «Х», то есть платежа по вышеупомянутому договору. ООО «Х» не оплатило товар, переданные ему во исполнение по договора № <…> от <… … 20… г.>. Таким образом, наступило неблагоприятное для УП «Y» последствие, которым угрожал истец, требуя уплаты ему 2 800 долларов США. Уклоняясь, будучи директором ООО «Х», от исполнения обязанности оплатить полученное по договору № <…> от <… … 20… г.>, истец умышленно создавал условия, направленные на продление срока исполнения несуществующего обязательства (возврата в действительности не полученного ответчиком займа). УП «Y» в течение длительного времени не получило платёж по договору № <…> от <… … 20… г.>. В связи с этим УП «Y» предъявило в суд, рассматривающий экономические споры, иск о взыскании долга по вышеупомянутому договору, и этот долг был взыскан с ООО «Х». От добровольного исполнения решения суда директор ООО «Х» уклонился, и решение было исполнено принудительно в порядке исполнительного производства. Таким образом, оплата платёжного требования, на которое ссылается истец, в действительности не была добровольным исполнением обязательства. Поэтому, принимая во внимание заведомо неправомерное поведение истца, исчисление срока исковой давности так, как это указано истцом в исковом заявлении, недопустимо. Иск предъявлен через пять лет после исполнения договора УП «Y» . Даже если бы заёмные отношения между истцом и ответчиком существовали, то срок исковой давности продолжительностью в три года, установленный ст.197 ГК, к моменту предъявления иска истёк. Руководствуясь ст. 200 ГК, ответчик просил суд применить к требованию истца исковую давность и отказать истцу в иске.
В судебном заседании были допрошены свидетели.
Свидетель № 1 - работник ООО «Х», находящаяся в служебной зависимости от истца, пояснила, что видела ответчика в кабинете истца, но не наблюдала факта передачи истцом ответчику долларов США.
Свидетель № 2 - директор УП «Y» пояснил, что между УП «Y» и ООО «Х» был заключён договор поставки, который УП «Y» исполнило надлежащим образом. После исполнения договора поставки продавцом истец подписал товарно-транспортную накладную под условием выплаты ему некоей суммы «за благоприятный исход сделки», однако намерений выплачивать эту сумму истцу свидетель не имел и указаний о её уплате экспедитору УП «Y» (ответчику) не давал.

Разрешение спора судом

При вынесении решения суд исходил из следующего. Ст. 760 ГК устанавливает, что по договору займа одна сторона (заимодавец) передает в собственность другой стороне (заемщику) деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, если иное не установлено законодательными актами. Иностранная валюта и валютные ценности могут быть предметом договора займа. В соответствии с п. 1 ст. 763 ГК заёмщик обязан возвратить заимодавцу полученную сумму займа в срок и порядке, которые предусмотрены договором займа.
В соответствии с п. 1 ст. 765 ГК заёмщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от заимодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре. В силу п. 3 ст. 765 ГК, если в процессе оспаривания заёмщиком договора займа по его безденежности будет установлено, что деньги или другие вещи в действительности не были получены от заимодавца, договор займа считается незаключенным. Суд пришёл к выводу о том, что факт передачи истцом ответчику <…> долларов США не нашёл своего подтверждения, так как подлинник договора поставки, на который ссылался истец, не содержит условия о передаче денежных средств ответчику. Письменных доказательств, подтверждающих обратное, истец суду не представил.
Поскольку, согласно п. 2 ст. 760 ГК, договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей, суд находит договор займа незаключённым по безденежности.
Учитывая вышеизложенное, суд находит исковые требования А. о взыскании долга и процентов за пользование чужими денежными средствами не подлежащими удовлетворению.
Суд взыскал с истца все понесённые ответчиком расходы на юридическую помощь. Получилось как в пословице: «пошёл за шерстью, да воротился сам остриженный».

Подведём итоги. Расписка может быть признана доказательством, подтверждающим договор займа, только если в ней нашло отражение такое неотъемлемое свойство договора этого вида, как его реальность. Поскольку договор займа считается заключенным с момента передачи объекта займа (денег или других вещей), то в договоре займа или в ином подтверждающем заключение договора документе (расписке, письме и т.п.) должно содержаться ясное указание на то, что деньги или вещи, являющиеся объектом договора займа, получены заёмщиком. Важно именно указание на это действие соответствующим глаголом в прошедшем времени. Использование в расписке глаголов в будущем времени («передаст», «получит») или даже в настоящем («передаёт», «получает») не даёт оснований рассматривать её в качестве подтверждения того, что передача денег в действительности состоялась. Содержание документа, подтверждающего заключение договора, должно не только свидетельствовать о наличии между конкретными лицами денежного обязательства, но также исключать возможность иной квалификации этого обязательства, нежели договор займа. При несоблюдении данного правила долговая расписка может не быть признана доказательством заключения договора займа. Для оспаривания договора займа или долговой расписки по безденежности заёмщику в такой ситуации достаточно заявить, что в действительности деньги (вещи) ему не были переданы, и расписка факта их передачи не подтверждает.
все публикации