Конституция Республики Беларусь как высшая ценность общества и государства

2 Июня 2020

Кувшинов Дмитрий Александрович,
адвокат Минской городской коллегии адвокатов,
магистр права

Аннотация. В данном исследовании дается понятие ценностям, раскрывается их природа и юридическая значимость; анализируется процесс их трансформации в конституционно-правовые нормы. Раскрывается содержание термина «конституционализация права» как метода конституционно-правового регулирования, текущего (отраслевого) законодательства; исследуются правовые позиции Конституционного Суда и практика их реализации в процессуальном законодательстве.
Ключевые слова: ценности, конституционно-правовые ценности, конституционализация права, Конституционный Суд.

Введение. В преамбуле Конституции Республики Беларусь 1994 г. (с изменениями и дополнениями), принятой на республиканском референдуме 24 ноября 1996 года, говорится, что данная Конституция принята, опираясь на многовековую историю развития белорусской государственности и направлена на утверждение прав и свободы каждого гражданина Республики Беларусь, а также на обеспечение гражданского согласия, незыблемых устоев народовластии и правового государства, сознавая себя полноправным субъектом мирового сообщества.
Конституция Беларуси подтверждает свою приверженность общечеловеческим ценностям. К таким ценностям, прежде всего, следует отнести свободу, равенство, справедливость, справедливое правосудие, право каждого на адвокатскую юридическую помощь.

Основная часть. В Толковом словаре современного русского языка ценность определяется как явление, предмет, имеющий то или иное значение, важный, существенный в каком-нибудь отношении [1, с. 1140].

В юридической литературе под ценностью понимается «объектно-предметная форма проявления общественного отношения» [2, с. 267].

В этом случае «ценность» выступает как «любое отношение, учреждение, правило, принцип, которые рассматриваются как благо и вызывают уважение и одобрение, воспринимаются как своего рода ценности». Эти ценности О.В.Мартышин называет «инструментальными», поскольку они служат средством для достижения более высоких целей. Применительно к государственно–правовым явлениям инструментальные ценности выступают как «правовые или юридические» [3, с. 14]. По утверждению, О.В.Мартышина, государство и право представляют собой наиболее важные правовые ценности, ибо они «необходимые формы организации общественной жизни, призванные обеспечить высшие универсальные ценности – справедливость, равенство, свободу, общее благо, порядок, безопасность или некоторые из них». К ценностям О.В.Мартышин относит также и принципы, которые выступают их юридической формой [3, с. 14].

Известный российский ученый Н.В.Витрук к объектам ценностных отношений относит конституцию, законы, иные нормативные правовые акты, нормативные установления целей, задач, принципов, норм, презумпций, символов, а также те явления и процессы, которые ими опосредуются и регулируются» [2, с. 267]. «Ценность Конституции, – отмечает он, – состоит в ее содержании, в том, что она закрепляет и гарантирует общеправовые ценности, ценности, имеющие фундаментальное значение для общества, государства, народов России, для каждой личности, т.е. конституционные ценности» [2, с.270].

При этом Н.В.Витрук определяет иерархию конституционных ценностей, особо выделяя те ценности, которые квалифицированы в качестве основ конституционного строя. Они являются определяющими. Никакие другие положения не могут противоречить основам конституционного строя РФ. Эти ценности, по его мнению, имеют особый правовой статус, поскольку они, а также основные права и свободы человека и гражданина могут быть пересмотрены лишь путем принятия новой Конституции в весьма усложненном порядке.

К основным конституционным ценностям наряду с вышеназванными Н.В.Витрук относит народовластие, государственный суверенитет, безопасность и территориальную целостность, верховенство права и верховенство Конституции (конституционность и конституционный порядок), общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры, идеологический и политический плюрализм, единство экономического пространства и свободу экономической деятельности, социальное гарантирование достойной жизни человека; демократическое правовое государства, парламентаризм, разделение властей, федерализм, местное самоуправление, справедливое правосудие» [2, с. 272]. Их особенностью является то, что они одновременно являются идеалом и целью общественного и государственно–правового развития.

В Конституции Республики Беларусь основные конституционные ценности закреплены в разделе I («Основы конституционного строя», II «Личность, общество, государство», IV «Президент, Парламент, Правительство, Суд», VIII «Действия Конституции Республики Беларусь и порядок ее изменения». Они могут быть изменены только путем референдума.

При этом Конституцией Республики Беларусь предусмотрен жесткий и усложненный порядок изменений и дополнений Конституции. Конституция, законы о внесении в нее изменений и дополнений считаются принятыми, если за них проголосовало не менее двух третей от полного состава каждой из палат Парламента (ст. 140 Конституции Республики Беларусь).

В Российской Федерации изменения и дополнения в Конституцию носят более гибкий характер, поскольку Конституционное собрание наделено широкими полномочиями в решении вопроса о том, оставить действующую Конституцию неизменной, разработать проект новой Конституции и принять его 2/3 голосов от общего числа членов Конституционного Собрания или вынести проект новое голосование.

Однако такой закон о Конституционном собрании до сих пор не принят, поэтому численность этого органа, порядок его созыва, срок полномочий и порядок его деятельности к настоящему времени не определен.

Что касается поправок к Конституции РФ, то этот вопрос урегулирован Федеральным законом от 04.03.1998 №33-ФЗ «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Конституции РФ». Закон получает наименование, отражающее суть данной поправки. Он одобряется Государственной Думой и Советом Федерации в порядке той же процедуры, что и федеральный конституционный закон. На него не распространяется президентское «вето».

В Республике Беларусь, как отмечено выше, инициировать изменения и дополнения Конституции вправе только Президент или не менее 150 тысяч граждан Республики Беларусь, обладающих избирательным правом (ст.138 Конституции). Представляется возможным расширить круг инициаторов по изменению и дополнению Конституции Беларуси, включив в их круг Парламент, Правительство, а также группу численностью не менее одной пятой членов Совета Республики или депутатов Палаты представителей.

В разделе VIII «Действие Конституции Республики Беларусь и порядок ее изменения» четко определена форма изменения Конституции. Это, как правило, изменения Основного Закона путем референдума.

Не путем референдума могут быть изменены и дополнены» такие разделы Конституции, как раздел III (Избирательная система. Референдум», раздел V «Местное управление и самоуправление», раздел VI «Прокуратура. Комитет государственного контроля», раздел VII «Финансово–кредитная система Республики Беларусь».

Представляется, что в эти разделы необходимо включить также раздел IV «Президент, Парламент, Правительство, Суд», а также исключить из ст. 140 Конституции положение о толковании актов Конституции, предоставив возможность толкования Конституции Конституционному Суду Республики Беларусь. В настоящее время такое право закреплено за Палатой представителей (ст. 97 Конституции), которая воспользовалось таким правом только один раз, приняв конституционный Закон Республики Беларусь от 12 июня 1997 г. «О толковании части первой статьи 143 Конституции Республики Беларусь» [4].

К сожалению, Конституционный Суд Республики Беларусь права официального толкования Конституции не имеет и, безусловно, это ограничение создает трудности в модернизации конституционных ценностей и их реализации в текущем (отраслевом) законодательстве.

Между тем современная реальность требует возможных изменений и дополнений действующей Конституции, которые позволят в будущем сделать ее более гибкой и мобильной и с учетом современных вызовов и рисков. К примеру, в современных условиях может возникнуть необходимость в целях повышения эффективности президентской деятельности ввести должность вице-президента и что для этого необходимо проводить референдум? Такой вопрос можно было бы решить путем издания конституционного закона в будущем.

Следует отметить, что в действующей Конституции Республики Беларусь, закреплены широкие полномочия Президента, что позволила Главе государства, опираясь на сильную президентскую власть, предоставленную Конституцией, преодолеть возникший в стране политический и экономический кризис и обеспечить стабильность и независимость Республики Беларусь.

Как отмечает В.Д.Зорькин, стабильность Конституции и созданной на ее основе всей правовой системы является условием предсказуемости экономической, социальной и политической жизни. Поэтому снятие политических и социальных противоречий должно осуществляться, как правило, не через замену Конституции, а через ее интерпретацию и толкование. И здесь велика роль Конституционного Суда. И далее, – отмечает В.Д.Зорькин, именно он дает толкование Основному Закону и осуществляет интерпретацию в каждом конкретном деле. Из его решений складывается живая интерпретация Конституции, поскольку «формальный текст Основного Закона любой страны имеет резервы для интерпретации применительно к жизненным условиям» [5, с. 64].

Полагаем, что спорной является позиция Г.А.Василевича о том, что в Конституции Республики Беларусь не определена иерархия принципов, так как все они важны и в зависимости от специфики конкретного вида общественных отношений могут выходить на первый план [6, с. 47].

Как было отмечено выше, в системе конституционных ценностей, особо выделяются те ценности, которые квалифицированы в качестве основ конституционного строя (раздел I), а также основные права и свободы гражданина (раздел II) и могут быть пересмотрены лишь путем принятия новой Конституции в весьма усложненном порядке. При этом в ст. 21 Конституции Республики Беларусь говорится, что обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства.

Для реализации этих ценностей в ст. 7 Конституции Республики Беларусь закреплен принцип верховенства права. Он существенно отличается от других конституционных принципов, как по своему функциональному значению, так и по объему конституционного регулирования.

Следует отметить, что объем конституционно–правового регулирования определяют ценности, лежащие в основе построения и применения конституционно–правовых норм.

  Отсюда важность их не только фиксации в конституционно–правовом акте, но и реализация.

При отсутствии закрепления этих ценностей в конституции или в законах, имеющих конституционное значение, они могут выступать в качестве доктрины. Так, в Конституции РФ принцип верховенства права выступает в качестве доктрины защиты прав человека в правовых позициях. Тогда как в Конституции Республики Беларусь данный принцип закреплен и гарантирует реализацию конституционно-правовых ценностей в национальной правовой системе путем конституционализации текущего (отраслевого) законодательства, включая процессуальное законодательство.

  Следует отметить, что Конституция Республики Беларусь, принятая на тринадцатой сессии Верховного Совета Республики Беларусь двенадцатого созыва 15 марта 1994 года, предусматривала изменения и дополнения в Конституцию только путем референдума. Решение об изменении и дополнении Конституции путем референдума считалось принятым, если за него проголосовало большинство граждан, внесенных в списки для голосования (ст. 149 Конституции).

Новая редакция Конституции 1996 года сделала ее более гибкой и более адекватной к современным потребностям общества и государства. Именно в новой редакции Конституции был установлен принцип верховенства права (ст. 7 Конституции). В Конституции 1994 года, принятой на тринадцатой сессии Верховного Совета Республики двенадцатого созыва 15 марта 1994 года, указанный принцип не был зафиксирован. В ней были закреплены такие конституционные принципы как разделение властей (ст. 7), верховенство Конституции (ст. 7, 128), правового государства (ст. 1), равенства перед законом (ст. 22), неприкосновенность и достоинство личности (ст. 25), презумпция невиновности (ст. 26). и др., которые были сохранены в новой редакции Конституции и получили возможность их реализации в национальной правовой системе на основе принципа верховенства права. В этой связи значительно усилилась роль Конституции как Основного Закона не только государства, но и гражданского общества в целом. Тем самым созданы правовые предпосылки для формирования и развития современного конституционализма в Республике Беларусь с учетом ее конституционной идентичности.

Считаем, что именно ценностный подход позволяет рассматривать Конституцию, как в формальном смысле, так и в материальном смысле. В формальном смысле Конституция –это Основной Закон, в материальном смысле – это система норм, принципов и др. материально–правовых средств.

В ст. 12 Закона Республики Беларусь от 17 июля 2018 года «О нормативных правовых актах» дается понятие Конституции как Основного Закона Республики Беларусь, имеющего высшую юридическую силу и закрепляющего основополагающие принципы и нормы правового регулирования важнейших общественных отношений [7].

Нам представляется более плодотворным рассматривать Конституцию как Основной Закон, фиксирующий основные права и свободы человека и гражданина, принципы общественного и государственного устройства, а также те ценности и ценностные ориентиры, которые определяют общественное и государственное развитие.

В юридической литературе справедливо отмечается, что важность Конституции не только в том, что она определяет верховенство данного нормативного правового акта в общей системе правовых источников, но и в том, что именно ее структура, как правило, «предопределяет и общую структуру конституционного права как отрасли национального права» [8, с. 34].

Исходя из ценностного подхода к понятию Конституции, Г.А.Гаджиев отмечает, что конституционное право в России сейчас рассматривается как разновидность правового знаково–символического концептуального пространства. В основе концептуализма конституционного права находится идея, согласно которой в тексте конституции используются слова, сочетания, выполняющие роль неких символов, образов, вызывающих у просвещенных юристов мгновенные ассоциации с юридическими концепциями и доктринами. Такими символами (образами) являются слова «демократия», «республика», «правовое государство» и т.д. Для понимания этой мысли можно сравнить конституционный текст со стенографией. И далее, – он отмечает, – что реальность текста Конституции и реальность конституционного права– это не одно и то же [9, с. 17]. Конституционное право по своему объему гораздо шире самого текста Конституции.

Полагаем недостаточным сводить понятие конституции только к нормативному тексту. Тем более, что и сама конституция, как было установлено выше, является ценностью. При этом в ней зафиксированы нормы, принципы, идеи, цели и задачи. Сведения конституции только к позитивным нормам права ограничивает предмет конституционно–правового регулирования и фактически сдерживает реализацию конституционных задач и целей. При этом следует отметить, что «субъектные ценности», к которым относятся установки, оценки, требования, запреты и т.д., выражаются в форме норм. Следовательно, норма права является как ценностью, так и формой реализации ценностей.

На широкое понимание конституции указано и в современных диссертационных исследованиях. Так, исследуя вопросы верховенства права в США, Р.М.Аллалыев пришел к выводу, что понятие «Конституция США» включает в себя решения Верховного суда, содержащие в той или иной форме толкования текста Конституции США. И они, по его мнению, оказывают значительное влияние на решение судебных и политических органов, являясь «двигателем конституционного процесса» [10, с. 24].

На необходимость широкого понимания конституционного права указывают не только ученые-юристы, но и политики.

Как отмечает Председатель Правительства российской Федерации Д.А.Медведев, сегодня конституция шире понятия нормативного текста Основного Закона. В любой развитой стране конституция – это не только конституционные законы и практика органов конституционного правосудия.

Конституция как система государственного и общественного уклада –это международные договоры, законы, акты глав государств и правительств, акты министерств и ведомств, судебная практика, опыт взаимодействия органов публичной власти друг с другом и с общественными институтами, с региональной и муниципальной властью.

В наши дни, – пишет Д.А. Медведев, –юридический процесс, процесс формирования, модификации и реализации конституционных норм намного сложнее собственно законодательного процесса, процесса подготовки и принятия изменений в конституцию.

Не только практика применения положений конституции, но даже подзаконное регулирование, по его мнению, могут неузнаваемо изменить толкование Основного Закона, модифицировать смысл его норм воздействия в связи со стремительно меняющимися политическими, экономическими и социальными условиями. Это придает любой современной конституции, – отмечает, – Д.А.Медведев, с «одной стороны, гибкость и адаптированность и может привести к глубоким проблемам развития государства как механизма управления, основанного на принципе верховенства права, но, с другой стороны, «к угрозе возникновения технологического, управленческого разрыва в системе публичной власти» [11, с.33 – 34].

На необходимость расширения рамок конституционного права указывает и Председатель Государственной Думы Российской Федерации В.М.Володин, отметив в этом важную роль Конституционного Суда России, который «непосредственно актуализирует Конституцию, применяя в ее трактовке различные правовые доктрины – такие как конституционная идентичность нации или необходимость поддержания доверия к закону» [12].

Заслуживает также внимание рассмотрение конституционного права и системы ценностей в метафизической парадигме, на которую указывают российские ученые В.И.Крусс и Г.М. Лановая [13, с.15 – 46; с.2 – 4]. Суть её заключается в том, что в правопонимании превалируют первичные неюридические формы конституционного права, которые в дальнейшем формализуются в правовые отношения и способствуют развитию гражданского общества. Следовательно, здесь упор делается на неюридические источники конституционного права.

Такой подход имеет большое теоретическое и практическое значение. Во-первых, позволяет в системе ценностей выделить фундаментальные, универсальные ценности и частные, специфические ценности в отдельных сферах деятельности. Во-вторых, дать оценку существующей иерархии ценностей, чтобы добиться на практике их баланса. В-третьих, устранить возникшие коллизии между ними. И самое главное – «нарастить конституционно-правовую ткань» путем конституционализации текущего (отраслевого) законодательства.

Ценностный подход позволяет преодолеть последствия тоталитарного режима и поставить в качестве цели построение социального правового государства. Для реализации этой цели необходимо новое правопонимание. В юридической литературе обоснована точка зрения, что «право по своей социальной сущности является средством общественного согласия, компромисса». Специфика права как средства общественного согласия, компромисса раскрывается в его институционном определении. «Право есть нормативно закрепленная и реализованная справедливость» [14, с. 35]. Особенно важен такой подход в отношении разработки и принятия текущего (отраслевого) законодательства, включая процессуальное, на основе демократии, прав человека и верховенства права, «составляющих краеугольную основу развития современной цивилизации».

На онтологическую проблему реальности прав человека, выступающих как общеправовые ценности, обратил внимание судья Конституционного суда РФ Г.А.Гаджиев. Опираясь на труды Роберта Алекси, он отметил, что «конституционные права понимаются как результат конституционной позитивации прав человека». При этом «перечисление в конституции основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина». Суть онтологической гипотезы в том, по его мнению, что «протоправа образуют правовую реальность, а прошедшие позитивацию, т.е. признанные государством права, – это уже иная реальность, реальность прав» [9, с. 21].

Схожую позицию по данному вопросу занимает и судья белорусского Конституционного Суда А.Г.Тиковенко, отмечая, что непосредственное закрепление в Конституции принципов «вовсе не означает, что этим их перечень исчерпывается». Предлагает ряд конституционных принципов дополнить такими как: поддержания доверия граждан к закону и действиям государства (легитимность публичной власти), участие граждан в управлении делами общества и государства, пропорциональность ограничений прав и свобод личности, сохраняющая их сущность («ядро») и обеспечивающая достижение законных целей и баланс индивидуальных и публичных интересов, неприкосновенность и равенство всех форм собственности и их правовой защиты; равные условия и возможности для развития всех форм собственности и их свободное использование вместе со способностями всеми субъектами экономической деятельности, идеологическое многообразие и политический плюрализм, охрана окружающей среды человеком и государством [15, с. 120-121]. И эта концепция может учитываться при толковании духа и буквы Конституции.

Такая концепция дает возможность выявить возникновение и развитие ценностных отношений в определенный период становления и развития государства. И самое главное проследить их «трансформацию» в правовую форму. Данный «процесс» применительно к конституционному праву Г.М.Лановая называет «юридизацией». И это явление, по ее мнению, особенно ярко проявляется в отношении формирования конституционного права как права гражданского общества. «Конституционное право как тип права, –пишет Г.М.Лановая, – и возникает, и воспроизводится, и функционирует в первую очередь как неюридическое право–право гражданского общества…» [13, с. 3]. Следовательно, Конституция при таком подходе будет являться Основным (высшим) законом гражданского общества.

Естественно возникает вопрос о том, какова же роль государства в формировании конституционного права? Государству Г.М. Лановая отводит роль «санкционирования, признания и гарантирования тех конституционных правовых норм, которые воспроизводятся гражданским обществом». И далее, – отмечает Г.М.Лановая,– «конституционное законодательство должно получать свое развитие не за счет конструирования новых институтов и норм, а за счет подтверждения юридического закрепления новых идей и выведения вытекающих из признания таких идей общеобязательных следствий, касающихся организации и осуществления государственной власти» [13, с. 3].

Безусловно, такой концепт заслуживает внимание, поскольку он определяет специфику возникновения конституционного права в отличие от иных типов права и базируется на определенной идеологии в форме «политической философии» конкретной эпохи. Однако и роль государства является значительной (если не сказать решающей) в процессе признания, закрепления и гарантирования общеправовых ценностей, имеющих фундаментальное значение для общества, государства и личности.

По справедливому замечанию Г.А.Василевича: «Конституция является отражением политической и социальной борьбы, расстановки сил на момент ее принятия. Она будет неизменна, пока не изменится конфигурация политических сил, способных поменять ее содержание.

Оптимальным вариантом является ситуация, когда Конституция отражает социальный компромисс и содержит механизмы разрешения конфликтов» [16, с. 84].

1. Действительность свидетельствует, что именно модель президентской Республики в стране обеспечила устойчивость и стабильность системы государственной власти и системы государственного строя в целом. Однако это не исключает дальнейшей модернизации президентской власти, а также других институтов государственной власти, в частности, Парламента, Правительства и суда в будущем. Важно, как проводить необходимые конституционные трансформации: путем принятия новой Конституции или в рамках действующей Конституции путем внесения изменений и дополнений в порядке, предусмотренном конституционным законом. Для решения этих вопросов необходимо при проведении референдума исключить из ст. 140 Конституции Республики Беларусь раздел IV Конституции «Президент, Парламент, Правительство, суд», поскольку в настоящее время такие изменения допускаются только путем референдума.

2. Назрела необходимость усилить роль Конституционного Суда Республики Беларусь, предоставив ему полномочия о толковании Конституции, что позволит преодолеть несовершенство Конституции и законов, обеспечив приспособление ее к новым условиям развития страны.

3 Целесообразно также закрепить конституционное положение о введении института конституционной жалобы граждан в Республике Беларусь, что даст возможность усилить защиту их конституционных прав и свобод граждан.

4 В целях реализации концепции «естественных прав» человека, поскольку они не «даруются» человеку государством, а признаются, было бы целесообразным ст. 2 и ст. 21 Конституции Республики Беларусь изложить в новой редакции, указав на обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы человека и гражданина, что будет способствовать также развитию не только государственных, но и общественных институтов.


Список цитированных источников
1. Ушаков, Д.Н. Толковый словарь современного русского языка/под ред. Татьянченко Н.Ф. – М.: Альта–Пресс, 2015. – 1216 с.
2. Витрук, Н.В. Конституция Российской Федерации как ценность и конституционные ценности. Конституция Российской Федерации: доктрина и практика: Материалы научно–практической конференции, посвященной 15–летию Конституции Российской Федерации и 60–летию Всеобщей декларации прав человека. Санкт–Петербург, 13–14 ноября 2008 г./отв. ред. В.Д. Зорькин. – М.: Норма, – 2009. – 320 с.
3. Мартышин, О.В. Проблема ценностей в теории государства и права / О.В. Мартышин // Государство и право. – 2004. – № 10. – С. 5–14
4. О толковании части первой статьи 143 Конституции Республики Беларусь : Закон Респ. Беларусь, 12 июнь 1997 г., N 43–З [Электронный ресурс]: КонсультантПлюс. Беларусь / ООО "ЮрСпектр", Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2019.
5. Зорькин, В.Д. Россия и Конституция в ХХI веке. Взгляд с Ильинки / В.Д. Зорькин. – М.: Норма. – 2007. – 400с.
6. Василевич, Г.А. Конституция–основа национальной правовой системы / Г.А. Василевич. Минск: Право и эконо мика. – 2009. – 691 с.
7. О нормативных правовых актах Закон Республики Беларусь : Закон Респ. Беларусь, 17 июль 2018 г., N 130–З [Электронный ресурс]: КонсультантПлюс. Беларусь / ООО "ЮрСпектр", Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2019.
8. Конституционное право зарубежных стран: учебник /под общ. ред. М.В.Баглая, Ю.И.Лейбо, Л.М.Энтина. – 4–е изд., перераб. и доп. – М.: Норма: – ИНФРА–М, – 2017. – 976 с.
9. Гаджиев, Г.А. О судебной доктрине верховенства права / Г.А. Гаджиев // Сравнительное конституционное обозрение. – 2013. – №4 (95). – с. 12–25.
10. Аллалыев, Р. М. Концепция верховенства права в США: теоретико–правовое исследование: автореф. дисс. ... канд. юрид. Наук : 12.00.01 / Р.М. Аллалыев. – ФГАОУ ВО «Российский университет дружбы народов». – 2019.
11. Медведев, Д.А. Конституция, функции Правительства России и эффективные технологии управления / Д.А. Медведев // Закон. – №12. – 2013. – С. 32—40
12. Володин, В.М. Живая Конституция Развития / В.М. Володин // Парламентская газета. – 19 июля. – 2019 года.
13. Лановая, Г.М. Общие закономерности воспроизводства и современные особенности юридического оформления конституционного права / Лановая, Г.М. // Конституционное и муниципальное право. – 2011. – № 3. – С. 2 – 4
14. Лившиц, Р.З. Современная теория права : Краткий очерк / Р. З. Лившиц ; Отв. ред. Н. С. Малеин ; Российская академия наук. Институт государства и права. – М. – 1992. – 94 с.
15. Тиковенко, А.Г. Конституционные принципы как критерий конституционности нормативных правовых актов и основа единства и развития правовой системы. Право в современном белорусском обществе. Сборник научных трудов. Выпуск 10. Минск «Бизнесофсет». – 2015. –113с.
16. Василевич, Г.А. Источники белорусского права / Г.А.Василевич, С.Г. Василевич. – Минск: БГУ. – 2016. – 263с.
17. О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2017 году Решение Конституц. Суда Респ. Беларусь, 23 янв. 2018 г., N Р–1120/2018 [Электронный ресурс]: КонсультантПлюс. Беларусь / ООО "ЮрСпектр", Нац. центр правовой информ. Респ. Беларусь. – Минск, 2019.
все публикации