Можно ли допросить адвоката?

26 Октября 2019
Дмитрий ЛАЕВСКИЙ, адвокат, управляющий партнер адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»
Евгений ПЫЛЬЧЕНКО, адвокат адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»
Ольга ТИКОВЕНКО, адвокат адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнеры»

Эффективность юридической помощи выше, когда адвокат максимально осведомлен обо всех нюансах ситуации клиента. Знание деталей позволяет в большей степени учесть риски и спрогнозировать последствия тех или иных действий клиента. Однако зачастую существенная часть информации, имеющей значение для оказания юридической помощи, носит личный характер либо осведомленность посторонних людей может навредить клиенту.

Поэтому готовность клиента рассказать адвокату обо всех обстоятельствах напрямую связана с уверенностью клиента в том, что сообщенные им сведения ни при каких обстоятельствах не могут быть получены от адвоката государственными органами и силовыми структурами вопреки воле клиента. Иными словами, клиент хочет быть уверен в том, что доверенная адвокату информация останется конфиденциальной. Отсюда природа установленного в законодательстве запрета допрашивать адвокатов как гарантии для клиентов.

Несмотря на это, в последнее время участились случаи вызова адвокатов в органы дознания и уголовного преследования и попытки их допроса в качестве свидетелей, что, мягко говоря, вызывает настороженность. Ведь свидетель — это процессуальный статус, при котором по общему правилу человек обязан давать показания. В то же время адвокат должен соблюдать конфиденциальность относительно информации, полученной от клиента. Поэтому вопрос о возможности вызова адвоката для дачи показаний в связи с оказанием правовой помощи клиентам является актуальным.

Запрет допроса адвоката. Можно уверенно констатировать, что законодательство запрещает допрос адвоката о сведениях, полученных от клиента, и охраняет адвокатскую тайну. В соответствии с п. 1 ст. 18 Закона Республики Беларусь от 30.12.2011 № 334-З «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» (далее — закон об адвокатуре) в своей деятельности адвокат обязан обеспечивать условия соблюдения адвокатской тайны, то есть сведений о вопросах, по которым клиент обратился за юридической помощью, сути консультаций, разъяснений, справок, полученных клиентом от адвоката, сведений о личной жизни клиента, информации, полученной от клиента, об обстоятельствах совершения преступления по уголовному делу, по которому адвокат осуществлял защиту прав, свобод и интересов клиента, а также сведений, составляющих коммерческую тайну клиента. При этом в силу п. 4 ст. 16 закона об адвокатуре адвокат, стажеры и помощники адвоката не могут быть допрошены в качестве свидетелей об обстоятельствах, составляющих адвокатскую тайну, а госорганы и иные организации не вправе истребовать, изымать и иным образом получать у адвоката, стажера и помощника адвоката информацию, составляющую адвокатскую тайну.

Кроме того, пп. 2 и 3 ст. 16 закона об адвокатуре запрещают вмешательство в профессиональную деятельность адвоката, осуществляемую в соответствии с законодательством, либо препятствование этой деятельности каким бы то ни было образом, а также требование от адвоката сообщения каких-либо сведений, составляющих адвокатскую тайну, либо требование таких сведений от стажеров и помощников адвоката. Информация, составляющая адвокатскую тайну, не может быть получена от адвоката, а также от стажеров и помощников адвоката и использована в качестве доказательства в уголовном, гражданском, хозяйственном и административном процессах.

Таким образом, вызов адвоката для дачи показаний (объяснений) по вопросам, связанным с оказанием адвокатом юридической помощи, прямо запрещен законодательством.

Кто определяет, что есть адвокатская тайна. В рамках обеспечения условий соблюдения адвокатской тайны адвокат имеет безусловную прерогативу определять, какие именно сведения и материалы относятся к адвокатской тайне. Должностному лицу государственного органа не может быть известно, составляют ли адвокатскую тайну сведения, о которых он намерен допросить (опросить) адвоката. Следовательно, при вызове адвоката на допрос (опрос) с любой формулировкой и для выяснения любых обстоятельств существует вероятность постановки перед ним вопросов о сведениях, составляющих адвокатскую тайну. В связи с этим адвокат вправе отказаться от участия в допросе (опросе), если этот допрос (опрос) связан с оказанной ранее или оказываемой им юридической помощью.

Вызывая адвоката для дачи показаний (объяснений), должностное лицо не может не знать, что сведения, представляющие интерес для данного должностного лица, стали известны этому адвокату именно в связи с оказанием юридической помощи, поскольку именно оказание адвокатом юридической помощи конкретному лицу является причиной вызова адвоката на допрос. Тем самым должностное лицо пытается допросить (опросить) адвоката, заведомо зная, что такой допрос (опрос) является незаконным.

Таким образом, вызов адвоката для дачи показаний (объяснений) по вопросам, связанным с оказанием юридической помощи, является незаконным действием должностного лица государственного органа, нарушающим права адвоката и гарантии адвокатской деятельности, установленные законом об адвокатуре.

Дополнительные гарантии в уголовном процессе. Специальные нормы о недопустимости получения у адвоката, принимающего участие в уголовном процессе, сведений, составляющих адвокатскую тайну, содержатся в Уголовно-­процессуальном кодексе Республики Беларусь (УПК). В силу п. 3 ч. 4 ст. 48 УПК защитник обязан не разглашать сведения, которые стали известны ему в связи с оказанием им юридической помощи. В соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 60 УПК допросу в качестве свидетелей не подлежат адвокаты, их стажеры, помощники, иные работники адвокатских образований, юридических консультаций — для получения каких-либо сведений, которые могут быть им известны в связи с оказанием юридической помощи при производстве по уголовному делу.

При этом в п. 2 ч. 4 ст. 48 УПК закреплена обязанность защитника подчиняться только законным распоряжениям органа, ведущего уголовный процесс. Обязанность подчиняться только законным распоряжениям органа, ведущего уголовный процесс, также преду­смотрена п. 4 ч. 3 ст. 59 УПК в отношении представителей потерпевшего, гражданского истца и гражданского ответчика и п. 2 ч. 3 ст. 60-1 УПК в отношении адвоката свидетеля.

Таким образом, УПК освобождает адвоката, принимающего участие в уголовном деле в качестве защитника, адвоката свидетеля или представителя потерпевшего, гражданского истца, гражданского ответчика, от обязанности исполнять незаконные распоряжения органа, ведущего уголовный процесс, в том числе являться по вызову для дачи показаний по вопросам, связанным с оказанием юридической помощи. Вызов же адвоката для дачи показаний должностным лицом органа, ведущего уголовный процесс, является прямым нарушением вышеназванных норм.

Обязанность государства — создать условия. Согласно ч. 2 ст. 59 Конституции Республики Беларусь, государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности. В силу п. 1 ст. 37 закона об адвокатуре государство гарантирует адвокатам возможность осуществления адвокатской деятельности и способствует созданию необходимых условий для этого, обеспечивает независимость деятельности адвокатуры, доступность юридической помощи, а также сотрудничество государственных органов и органов адвокатского самоуправления в деле обеспечения защиты прав, свобод и интересов граждан, оказания юридической помощи физическим и юридическим лицам.

В связи с вышеизложенным можно констатировать, что сегодня законодательство содержит нормы, запрещающие не только допрос, но и сам вызов адвоката на допрос в связи с оказанием им юридической помощи. Главное, чтобы правоприменительная практика строго следовала предписаниям закона. При этом любое должностное лицо обязано помнить, что посредством оказания правовой помощи адвокат обеспечивает реализацию гражданами конституционного права, в связи с чем любое действие, направленное на умаление профессиональных прав и гарантий адвоката, нарушает фундаментальную конституционную норму и тем самым причиняет существенный вред интересам общества, что недопустимо в правовом государстве.
все публикации