Пределы ограничения прав адвоката по использованию данных следствия

21 Ноября 2019
Дмитрий ЛАЕВСКИЙ,
адвокат, управляющий партнёр Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнёры»

Евгений ПЫЛЬЧЕНКО,
адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнёры»

Юлия СТАЛЬМАХОВА,
адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнёры»

Ольга ТИКОВЕНКО,
адвокат Адвокатского бюро «Лаевский, Юльский и партнёры»

Принцип состязательности сторон в уголовном процессе наряду с принципом презумпции невиновности, подкрепленные правом адвоката собирать и представлять доказательства, в связку с обязанностью адвоката предпринять все не запрещенные законом меры для защиты прав и законных интересов клиента обусловливают необходимость активного поведения адвоката, являющегося защитником по уголовному делу.
Для эффективной защиты клиента адвокату необходимо вести коммуникацию: со специалистами, у которых может потребоваться получить мнение в области науки или техники, с государственными и частными организациями – при истребовании у них сведений для защиты клиента, с физическими лицами – для выяснения информации, о которой может быть полезно допросить соответствующее лицо. И это вовсе не исчерпывающий перечень случаев. В рамках такой коммуникации адвокату требуется в той или иной мере сообщать некий объем сведений из уголовного дела – начиная от того, по каким статьям уголовного закона квалифицируются органом уголовного преследования действия клиента, до сообщения конкретных фактических обстоятельств, которые, например, потребуется оценивать специалисту при подготовке запрошенного адвокатом мнения.
Кроме использования данных из уголовного дела для защиты, адвокату требуется хотя бы в общих чертах информировать кого-то из близких родственников подзащитного, поскольку как правило именно такие лица заключают соглашение с адвокатом на защиту.
Вместе с тем законодательство содержит нормы, позволяющие следователю ограничить возможности адвоката по использованию сведений из уголовного дела. При этом ст. 407 УК устанавливает уголовную ответственность за «умышленное разглашение данных» дознания, предварительного следствия лицом, предупрежденным в установленном законом порядке о недопустимости их разглашения, без разрешения лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда.
Наибольшие дискуссии на практике вызывает вопрос о составе сведений, которые не подлежат распространению защитником. Зачастую орган уголовного преследования придерживается мнения о том, что он может ограничить распространение абсолютно любых сведений, относящихся к делу, при этом у защитника берется абстрактная расписка без конкретизации сведений, которые нельзя распространять. Подобная позиция, по нашему мнению, не находит оснований в законодательстве, в подтверждение чего рассмотрим правовое регулирование рассматриваемого вопроса.

Данные предварительного расследования – это доказательства

Норма п. 3 ч. 4 ст. 48 УПК возлагает на защитника обязанность не разглашать данные предварительного расследования.
Определения понятия «данные предварительного следствия и дознания» («данные предварительного расследования») ни в УК, ни в УПК, ни в иных нормативно-правовых актах не содержится. В то же время, из анализа норм УПК следует, что данными предварительного расследования признаются отнюдь не все сведения, имеющиеся в уголовном деле.
Под «данными» понимаются сведения, необходимые для какого-нибудь вывода, решения.
Соответственно, данными предварительного следствия должны признаваться сведения, необходимые для процессуальных решений и выводов о наличии / отсутствии состава преступления, виновности / невиновности лица и других обстоятельствах, подлежащих доказыванию. Такие выводы делаются и решения принимаются на основе имеющихся в деле доказательств.
В силу ст. 88 УПК доказательства – это любые фактические данные, полученные в предусмотренном законом порядке, на основе которых орган, ведущий уголовный процесс, устанавливает наличие или отсутствие общественно опасного деяния, предусмотренного уголовным законом, виновность лица, совершившего это деяние, либо его невиновность и иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения уголовного дела.
Таким образом, понятие «данные предварительного расследования» распространяется только на имеющиеся в деле доказательства, и не затрагивает иных сведений, имеющихся в деле или ставших известными из уголовного дела – например, сведений о принятых процессуальных решениях и содержания этих решений.

Конкретизация данных, не подлежащих разглашению

При этом данными предварительного расследования признаются не все доказательства и не во всех случаях.
Так, нормами ст. ст. 50, 53, 55, 57, 59, 60-1 УПК для отдельных участников процесса (потерпевшего, адвоката свидетеля и пр.) предусмотрена обязанность не разглашать сведения об обстоятельствах, ставших известными ему по уголовному делу, если он был предупрежден об этом органом уголовного преследования или судом.
То есть запрет разглашения данных предварительного расследования связывается только с наличием предупреждения следователя. Соответственно, норма ч. 1 ст. 198 УПК не является сама по себе запретом разглашения, ведь если бы она означала всеобщий безусловный запрет разглашения любых данных предварительного расследования, то в вышеперечисленных статях УПК не имелось бы оговорок про «если он был предупрежден». А поскольку оговорки о предупреждении следователем имеются, то это значит, что ограничение разглашения сведений возникает лишь при идентификации следователем некоторых определенных сведений как не подлежащих разглашению – путем предупреждения об ответственности за разглашение и отобрании подписки согласно ч. 2 ст. 198 УПК. Эти сведения и являются данными предварительного расследования.
Иными словами, данные предварительного расследования – это те доказательства, которые следователь в интересах предварительного расследования запрещает разглашать. Свой статус не подлежащих разглашению эти доказательства обретают именно в связи с тем, что следователь выделяет их как не подлежащие разглашению. То есть предупреждая о недопустимости разглашения неких доказательств, следователь тем самым признает эти доказательства данными следствия.
Таким образом, обязанность защитника не разглашать данные предварительного расследования подразумевает, что защитник не вправе разглашать доказательства, на которые ему укажет следователь, с того момента, как следователь предупредит о недопустимости разглашения этих доказательств.

Сведения, которые могут сообщаться третьим лицам

Все остальные сведения, которые имеются в уголовном деле, исходя из нынешнего законодательства, могут сообщаться третьим лицам без ограничений. К таким сведениям, в частности, относятся:
1. Принимаемые следователем процессуальные решения и вынесенные им постановления.
Процессуальные решения (например, привлечение в качестве обвиняемого) не являются доказательствами, поскольку представляют собой не фактические данные, а выводы следователя, сделанные на основании этих данных. В связи с этим процессуальные решения не могут признаваться данными следствия и могут свободно разглашаться. Сами постановления, в которых эти процессуальные решения закреплены, также не запрещено разглашать, поскольку в таких постановлениях отражается интерпретация и оценка следователем доказательств, а не сами доказательства.
Если же в постановлении воспроизведено некое доказательство (например, в постановлении о прекращении уголовного преследования процитированы показания свидетелей и выводы эксперта), это не делает такое постановление не подлежащим разглашению, а лишь свидетельствует о том, что воспроизведенное доказательство утратило статус данных предварительного расследования, то есть теперь оно может свободно разглашаться.
2. Жалобы, ходатайства, иные процессуальные документы, составленные защитником;
3. Сведения о проведенных следственных и других процессуальных действиях.
4. Оценка защитником имеющихся доказательств, доказанности обвинения, позиция клиента.
5. Имеющиеся в деле доказательства, если защитник не был предупрежден о недопустимости разглашения этих доказательств.
6. Доказательства, признанные данными предварительного расследования, если следователь разрешил их разглашение.

Исключения из сферы неразглашения

УПК также предусматривает условия, при которых защитник всегда вправе разгласить отдельные данные предварительного расследования:

1) Защитник вправе разгласить данные предварительного расследования, если это является частью процесса собирания доказательств.
В ходе собирания доказательств у защитника может возникнуть необходимость разгласить данные предварительного расследования. Например, в случае если защитнику необходимо сообщить имеющиеся в деле фактические данные специалисту для составления на их основе заключения.
В таком случае разглашение данных предварительного расследования является правомерным исходя из следующего.
Часть 3 ст. 103 УПК определено, что защитник вправе представлять доказательства и собирать сведения, необходимые для защиты прав подозреваемого, обвиняемого и оказания им юридической помощи, путем опроса физических лиц, а также запрашивать справки, характеристики и иные документы или их копии; запрашивать с согласия подозреваемого, обвиняемого мнения специалистов для разъяснения возникающих в связи с осуществлением защиты вопросов, требующих специальных знаний.
Право собирать доказательства предоставлено защитнику с целью оказания им подзащитному квалифицированной юридической помощи. Ограничений или изъятий из данного права защитника не определено ни УПК, ни иными актами законодательства.
Согласно ст. 62 Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция) каждый имеет право на юридическую помощь для осуществления и защиты прав и свобод. Противодействие оказанию правовой помощи в Республике Беларусь запрещается.
Таким образом, в силу ст. 62 Конституции право адвоката собирать доказательства, будучи одним из способов оказания юридической помощи, не может быть ограничено иными нормами, имеющими меньшую юридическую силу, в том числе ст. 198 УПК.
Кроме того, такое ограничение также свидетельствовало бы и о нарушении принципа состязательности и равенства сторон обвинения и защиты, предусмотренного частью 1 ст. 24 УПК, поскольку сторону обвинения ст. 198 УПК в собирании доказательств никак не ограничивает.
Таким образом, при необходимости разглашения данных предварительного расследования в ходе собирания доказательств защитник вправе это делать.

2) При подаче жалоб или ходатайств в интересах подзащитного защитник вправе разгласить данные предварительного расследования.
Согласно ч. 1 ст. 48 УПК защитник имеет право: заявлять в письменной форме ходатайства, направленные на защиту интересов подозреваемого, обвиняемого; подавать жалобы на действия и решения органа, ведущего уголовный процесс.
В силу ст. 135 УПК участники уголовного процесса вправе обращаться в орган, ведущий уголовный процесс, с ходатайствами о производстве процессуальных действий или принятии процессуальных решений для установления обстоятельств, имеющих значение по уголовному делу, обеспечения прав и законных интересов лица, обратившегося с ходатайством, или представляемого ими лица. Исходя из ст. 138 УПК действия и решения органа, ведущего уголовный процесс, могут быть обжалованы в установленном УПК порядке участниками уголовного процесса
Право защитника подавать ходатайства и жалобы направлено на оказание юридической помощи и защиту прав подзащитного. Каких-либо изъятий или дополнительных условий, при которых защитник вправе подать жалобу или ходатайство, законодательством не определено. Это также одно из основополагающих прав защитника.
Установление запрета, ограничивающего защитника указывать в жалобе или ходатайстве, данные предварительного расследования является ограничением права подзащитного на юридическую помощь, гарантированного ст. 62 Конституции, и противоречит принципу состязательности участников уголовного процесса.

Резюмируя сказанное, отметим, что даже при наличии сомнений в том, каким образом применять нормы УПК в части ограничения прав защитник и его подзащитного, органам уголовного преследования следует учитывать требование абз. 7 подп. 1.1 пункта 1 Директивы Президента Республики Беларусь от 27.12.2006 № 2 «О дебюрократизации государственного аппарата и повышении качества обеспечения жизнедеятельности населения», где определено, что в случае нечеткости предписаний правового акта решения должны приниматься исходя из максимального учета интересов граждан.
все публикации